Александр Новиков: ЗОНА РИСКОВАННОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ (Часть 4)

О важности воловьей упряжки в регионах аграрного Юга.


Диавол – это «два вола» и он же «повелитель мух»

В многоукладном хозяйстве крепкого русского мужика, типа устюжанина, помора или сибиряка, землепашество всегда занимало довольно скромное место. Вместе с тем трудно не заметить принципиально прохладного отношения того же мужика к земледелию вообще, что в той или иной мере является фактом житейским, несомненным и многократно отмеченным в литературных источниках. А дело тут вот в чём. Исток Русской Цивилизации в древнейших скифских традициях носителей Курганной культуры, согласно которым мужчины не имели права вторгаться в «нижний мир», чтоб случайно не пробудить там спящих хтонических чудовищ: Змея, Дракона, Кощея Бессмертного… Пережитки подобных воззрений можно найти у многих северных народов в разных элементах культуры. Отмечу лишь один, но важнейший, из скифской погребальной сферы. Насыпание кургана производилось без проникновения в «нижний мир», на что прямо указывает русский глагол «погребение», а также существительное «сопка», как в древности называли курганы. Видимо, в самых архаичных вариантах «сопки» насыпались методом нагребания почвы с самых поверхностных слоёв, что, кстати, в условиях вечной мерзлоты было единственно возможным. Однако определяющими оставались представления изначально-мифологического характера, то есть самые глубокие архетипы.

Согласно фундаментальной индоевропейской традиции, Мать-Сыру-Землю мог оплодотворять лишь Отец Небесный, он же Громовержец; и мужи человеческие, вспахивая землю и посягая на права самого Бога, совершали огромный грех… Именно по этой причине даже богатейшие чернозёмы юга России оставались нетронутыми вплоть до новейшего времени… Именно по этой причине на территории Великой Скифии поисками и разработкой рудных жил занимались не скифы, но те, кто жил и трудился рядом с ними в горах Урала и Алтая и стал известен позднее под именем загадочной Чуди. 

*   *   *

В Европе очаги древнейшего земледелия так или иначе связаны с районами расселения древних кельтов, которых иначе называли  галатами, галлами или халдеями, что сохранено присутствием в топонимике корня «гал»или «кал» (Галлия, Каледония, Галиция, Голанские высоты, Гальский район, Латгалия… ), этимологически связанного со словом «хель» (царство мёртвых, нижний мир). При этом надо не путать поздних кельтов и ранних. Ранние коренастые и темноволосые кельты, оставившие после себя многочисленные каменные дольмены и другие мегалитические сооружения, типа Стоунхенджа в Англии и Карнака во французской Бретани, были завоёваны и ассимилированы в Европе носителями Курганной культуры. Однако их жречество ещё долго сохраняло своё тёмное влияние. О странных нравах поздних британских кельтов кое-что сообщает наша «Повесть временных лет» инока Нестора: «В Британии же несколько мужей с одною женою спят, и многие жены с одним мужем связь имеют и беззаконие как закон отцов совершают, никем не осуждаемые и не сдерживаемые.» (ПВЛ)

По-видимому, ещё в эпоху раннего средневековья у британских «гилиев» царила настоящая свободная любовь, что не может не напомнить современные нравы либеральной Европы. Но когда-то эти древние халдеи обладали страшной разрушительной силой! Библейский пророк Аввакум, живший на рубеже X и IX вв. до Р.Х., не зря восклицает в сердцах: «Я подниму Халдеев, народ жестокий и необузданный…» (Авв 1:2-10). Написал он это за две тысячи лет до преподобного Нестора-летописца, автора русской «Повести временных лет».

Но любопытно дугое: и по сей день территории Европы и Ближнего Востока, сохранившие кельто-халдейские топонимы (Галлия, Каледония, Галиция, Голанские высоты, Гальский район, Латгалия… ), являются географическими точками упорного сепаратизма, и в большинстве случаев там же расположены руины каменных мегалитических сооружений-жертвенников.

*   *   *

В Великую Скифию земледелие проникало в основном с Причерноморья, с территорий древнейшей Трипольской культуры, которая периодически подвергалась нашествиям северян с незапамятных времён, но всё же неумолимо возрождалась и даже оказывала определенное встречное влияние в процессе культурного обмена и торговых отношений. Позднейшие влияния шли с Галиции, то есть с территорий современной Западной Украины, и привели в середине XVII века к русскому церковному Расколу.

Наиважнейшим элементом южной аграрной традиции является Вол, основное тягловое животное древнейших цивилизаций Леванта, Ближнего Востока и Индостана. Явяется ли случайным, что слово «диавол» в переводе с греческого означает «два вола», то есть воловья упряжка? В других вариантах тот же эффект достигается удвоением слова «вол», откуда: славянский «скотий бог» земледелия Волос-Велес и даже сам демон Вельзевул («Вель-зе-Вул»)! Последнего иначе называют «повелителем мух»; но это не дословный перевод, а метафора, напоминающая, что мухи, слепни и оводы в жарком климате всегда там, где есть крупный рогатый скот или трупы.

С незапамятных времён и по сей день воловья упряжка состоит из Т-образной деревянной конструкции (если смотреть сверху), в которую впрягают пару волов в ярмо. А соха в наиболее архаичных вариантах представляла из себя просто бревно с сучком. Таким образом, непосредственный процесс вспашки поля был действом имитационно-сексуальным, часто сопровождаясь реальными совокуплениями прямо на поле, что якобы способствовало хорошему урожаю. Для тех же целей совершались человеческие жертвоприношения. Жертву забивали мотыгами и там же в поле закапывали. В некоторых традиционных южных культурах данные аграрные обряды сохранились до новейших времён. Определённый рациональный аспект здесь имеется несомненно, особенно если вспомнить сочную кладбищенскую растительность.

*   *   *

Как известно, волы в качестве тягла на Руси практически не применялись; что вполне объяснимо, опять-таки, из соображений архаично-мифологических, связанных со священностью Быка, как одного из воплощений индоевропейского Бога-громовника (Индры, Зевса, Перуна), чья кастрация была недопустима. В украинской культуре подобных комплексов не наблюдается, и волы там использовались повсеместно, как на территории собственно Малороссии, так и в тех районах России, где украинцы образовывали компактные поселения. По наличию в населённых пунктах подсолнухов и кастрированных бычков, уныло бредущих в ярме, любой путешествующий по Сибири сразу понимал, что здесь живут украинские переселенцы.

Во многом антагонизм русской и западной украинской культуры обусловлен архаичным антагонизмом древнейшей скифской Курганной культуры, северной по происхождению, и столь же древней Трипольской земледельческой, имеющей родство с ещё более древними халдейскими цивилизациями Средиземноморья.  

 

Несколько цитат от создателя «Машины времени»

Интересную информацию о древних земледельческих культурах Юга оставил для нас английский писатель, философ и историк Герберт Уэллс, ссылаясь на исследования всемирно известных этнографов:

«Примечательно то, что всюду, где сеют семена и собирают урожай, до сих пор сохраняются остатки понятий о связи посева с кровавыми жертвоприношениями, прежде всего человеческими. Для любознательного ума переплетение этих двух явлений может оказаться в высшей степени привлекательным, что и было продемонстрировано в монументальном труде Дж. Фрезера «Золотая ветвь». (…) 12—20 тысяч лет назад наступление времени посева связывалось с человеческой жертвой. Для такой жертвы необходим был не какой-то изгой, преступник или даже обыкновенный человек, а девушка или чаще юноша из высшего круга, к которым до самого последнего момента относились с глубочайшим почтением и даже поклонением. Они были чем-то вроде жертвенных царей-богов, и весь ритуал их умерщвления строго определялся старейшинами и был освящен вековым опытом.(…) Двенадцать-пятнадцать тысяч лет назад во всех теплых и достаточно орошаемых частях Старого Света стали распространяться такого рода сообщества людей неолитического типа с традиционным классом жрецов и жриц, возделываемыми полями, деревнями и небольшими городами, огражденными стенами. Между этими сообществами происходил постоянный обмен знаниями. Элиот Смит и Риверс назвали культуру первых земледельцев «гелиолитической» («солнечно-каменной»); возможно, это и не самое удачное слово, но мы будем употреблять его, пока ученые не придумают какое-нибудь другое. Зародившись где-то в Средиземноморье и Западной Азии, гелиолитическая культура век за веком распространялась на восток, а также от острова к острову по всему Тихому океану, пока не достигла Америки, где смешалась с более примитивными формами жизни монголоидных мигрантов, пришедших с севера.

Где бы ни появлялись люди гелиолитической культуры, они приносили с собой новые понятия и навыки. Некоторые из их идей настолько эксцентричны, что требуют объяснений психолога. Например, они строили пирамиды и насыпали огромные курганы; выкладывали колоссальные круги из камней, возможно, для облегчения астрономических наблюдений; превращали в мумии некоторых и даже всех своих умерших; украшали себя татуировкой и практиковали обрезание; придерживались древнего обычая кувада, когда отец ложился в постель к своему новорожденному младенцу; наконец, символом удачи у них считалась хорошо известная нам свастика.» (конец цитаты)

 

Фашизм — это карнавал

В своей работе «Краткая всемирная история», откуда взяты вышеприведённые цитаты, автор довольно прозрачно подводит читателя к мысли о прямой «генетической» связи жестоких тоталитарных режимов XX века со столь же жестокими древнейшими тоталитарными государствами аграрного Юга, типа Шумеро-Аккадской и Древнеегипетской цивилизации.

Позднее в схожем контексте была написана книга Жака Бержье и Луи Повеля «Утро магов», опубликованная в 1960 году, где авторы более настойчиво проводят мысль, что фашизм имеет связь с древнейшими магическими практиками давно исчезнувших цивилизаций. Однако Герберт Уэллс был, пожалуй, первым, кто провёл масштабное исследование исторических следов и предпосылок данного феномена. Над книгой «Краткая всемирная история» он работал до самой своей смерти в 1946 году, и конечно же события Второй мировой войны не могли не оказать на него определённого влияния… Но в основном работа была завершена ещё до войны и отчасти дополняет другой его исторический труд, более фундаментальный: «Очерки истории цивилизаций».

Исторические работы Уэллса при жизни автора были подвергнуты критике, но позднее получили превосходную оценку крупнейшего философа и историка Арнольда Тойнби в том смысле, что время этих исследований ещё не пришло. То есть знаменитый фантаст и здесь далеко опередил мысли и представления своего поколения.

Ведь действительно, нетрудно заметить, что зарождение мирового фашизма состоялось отнюдь не на севере Европы, как это можно было бы предположить, исходя из концепций ошельмованного «арийства», а как раз в регионах европейского Юга (Италия, Испания) и Японии (кстати, имеющей на своей территории внушительные следы мегалитической культуры). Отличительной особенностью подобных цивилизаций является система правления, основанная на безусловной власти жестоких теократических жрецов, практикующих массовые человеческие жертвоприношения. Вполне возможно, что европейские «фабрики смерти» Второй мировой вообще не имели рационального аспекта, являясь иррациональным проявлением некой бессознательной «потребности», выходящей за границы нашего понимания. Подобный же иррациональный аспект присутствует и в японских зверствах в Китае; например во время резни в Нанкине, где по некоторым оценкам в кратчайшие сроки, без всякого смысла и логики, было уничтожено до полумиллиона ни в чём не повинных людей.

Возникает вопрос: в чём реальная причина столь немотивированных изуверств?

Трудно отделаться от мысли, что мы имеем дело с проявлениями некой архетипической силы, царившей на Земле ещё в незапамятные времена, силы неоднократно обузданной в различные исторические периоды, но всегда готовой вновь пробудиться… Её очередной приход интуитивно прозревали ещё до войны такие писатели, как: Роберт Говард, Абрахам Меррит и Говард Ф. Лавкрафт. Наиболее архаичные формы «хорошо забытого старого», опять же только намёком исследователя, Герберт Уэллс усматривал в жестоких аграрных культурах Нового Света. Обращая внимание, в частности, на необычайно развитый культ змей, наряду с изуверством и общей изобразительной стилистикой безумства, он пишет:

«Если на карте мира точками отметить те места, где сохранились следы этих обычаев, получится прибрежный пояс от зоны умеренного климата до субтропиков, от Стоунхенджа и Испании до Мексики и Перу. В экваториальной Африке, на севере Центральной Европы, и в Северной Азии нет ничего подобного: там обитали расы, которые развивались совершенно по-другому. (…)

Искусство майя достигло вершины около 700—800 г. н. э. Их скульптуры поражают современного зрителя невероятной  пластической выразительностью, а часто и красотой, но в то же время ошеломляют гротесковой фантастикой изображения, выходящего за пределы нашего понимания. В Старом Свете нет ничего подобного. Очень отдаленное сходство можно уловить в работах первобытных индийских резчиков. И тут, и там мы видим переплетающиеся перья и свивающихся змей. Многие надписи майя напоминают рисунки пациентов европейских психиатрических клиник, словно их мышление развивалось в направлении, не только отличном от Старого Света, но, по нашим понятиям, совершенно иррациональном.

Предположение о всеобщей «сдвинутости» этих народов находит свое подтверждение в их маниакальной приверженности к пролитию человеческой крови. Особенно отличалась этим мексиканская цивилизация, где жрецы вспарывали грудь еще живым жертвам и вырывали из нее бьющееся сердце. Общественная жизнь и народные празднества концентрировались вокруг этих фантастически-ужасающих действ. (…)

В Старом Свете четыре-пять тысяч лет назад существовали подобные первобытные цивилизации. Основой их служило святилище с многочисленными кровавыми жертвоприношениями и жрецами — искушенными астрономами.» (Г. Уэллс «Краткая всемирная история»)

Интересный момент. Карнавальная традиция, довольно сильная в Европе и в то же время преследуемая старообрядцами на территории Древней Руси, имеет несомненно кельто-халдейское происхождение. Тот факт, что данный феномен обрёл столь масштабное значение в Южной Америке, косвенно свидетельствует в пользу гипотезы былого единства гелиолитических культур планеты, на что и указывал Герберт Уэллс в своей «Краткой всемирной истории».

 

«Именно галлы думают, что бессмертных богов можно умилостивить не иначе, как принесением в жертву за человеческую жизнь также человеческой жизни. У них даже заведены общественные жертвоприношения этого рода. Некоторые племена употребляют для этой цели огромные чучела, сделанные из прутьев, члены которых они наполняют живыми людьми; они поджигают их снизу и люди сгорают в пламени.» (конец цитаты)

(По мотивам древних друидических обрядов ритуального аутодафе снято два фильма «Плетёный человек»: английский фильм ужасов (1973) и позднее, его американский ремейк (2006) с Н. Кейджем в главной роли.)  

Слово «карнавал» можно перевести как «корона вола» или «сияние вола», что связано с огнём всесожжения. У древних аграриев Леванта и Передней Азии персона Вола (он же Ваал, он же Баал) была главным божеством. Для обрядов использовались пучки хвороста или соломы, которые назывались «фашинами». Всем известное «Чёртово колесо» происходит из той же традиции, но людей на нём сжигали не статично, а в процессе вращения на огромных крестовидных колёсах, и тогда отклоняющиеся пучки искр образовывали в ночи всем известный символ благоденствия, иногда называемый «мотыжным крестом». Фашизм — это карнавал.

Древние италики, в отличие от итальянцев первой трети XX века, прекрасно знали различные аспекты культуры древнейших аграрных цивилизаций Юга, откуда и происходит Carthago delenda est Катона Старшего.

(продолжение следует)

Комментарии

27 октября 2014, 22:39
Славяне никогда не совершали человеческие жертвоприношения.
26 октября 2014, 17:42
Мне дед рассказывал, что у них в семье было два вола, которых использовали в любой тяжелой работе. При чем, работали они не покладая своих рук и воловьих копыт, и не только для себя, но и внаем, так как немногие могли позволить иметь себе эту скотину (при чем не столько из-за стоимости, а из-за того что на ней еще и РАБОТАТЬ надо, чтобы прокормить и скотину и себя) !!!
Просто так в те времена ни чего не давалось. Ленивые становились бедняками, а работящие жили в относительном достатке.
27 октября 2014, 16:59
волы??? может зубры или бизоны, мне кажется это ваш дед так обычных быков называл, откуда в России волы
26 октября 2014, 12:17
Прочитал первый абзац и в корне не соглашусь с автором. Какую мистику вы хотите привнести в земледелие, зачем все это? Испокон веков было так- что посеял, то и пожал. Все нежелания копать дабы не тревожить царство мертвых- бред сумасшедшего. отношение русского мужчины к земле всегда было доброжелательным, не даром у нас говорят : земля-Матушка!
27 октября 2014, 14:02
Связь земледелия с человеческими жертвоприношениями придумал не я. Об этом известно любому настоящему этнографу. Но ваше удивление мне тоже понятно. Скажу так: для учёных подобная сочетание представляет большую и давнюю загадку… Г. Уэллс в цитате из моей статьи ссылается на одного из «китов» западной этнографии Д. Д.Фрэзера и его знаменитый труд «Золотая ветвь». Можно было бы предположить, что западные авторы намеренно искажают реальность для оправдания, например, идей колониализма. Но это не так. Та же информация о жестоких магических обрядах земледельцев подтверждена и нашими этнографами. Например, вот что пишет об этом крупнейший советский этнограф С.А. Токарев в главе «Аграрный культ и человеческие жертвоприношения» одной из своих книг:

«Местами эти обряды, не теряя своего магического характера, превращались из эротических в изуверско-жестокие: женская и мужская сила плодородия переносилась на поля через умерщвление женщины или мужчины.
Так, по одному старому сообщению, у одного из западноафриканских племен был обычай ежегодно, в марте, умерщвлять мужчину и женщину: их убивали ударами мотыг и заступов и тела их зарывали на только что вскопанном поле. (…)
У североамериканского племени пауни еще в первой половине XIX в. Соблюдался обычай приносить в жертву пленных (мужчин и женщин) и кусками тела жертвы натирать земледельческие орудия; индейцы верили, что без этого посевы их не дадут урожая. Очевидцы описывают, в частности, случай принесения индейцами пауни в жертву пленной сиусской девушки, которую предварительно в течении полугода специально откармливали; тело умерщвленной жертвы было разрублено на куски, и куски эти отнесены в корзинах на поля, где кровью окропили только что сделанный посев.» (С.А. Токарев «Ранние формы религии», М.1990, стр. 364 – 365)
25 октября 2014, 15:39
Проблемы с обработкой земли возникали в первую очередь из-за короткого лета, тем же поморам заниматься сельским хозяйством никакого смысла не было, если лето было холодным, можно было и урожая не дождаться, потому ловили рыбу, ходи на охоту и занимались собирательством
26 октября 2014, 17:39
Одной рыбой и охотой не проживешь. Сельским хозяйством все равно, и как бы там ни было, приходилось заниматься!
25 октября 2014, 17:50
У финнов проблем не возникало из-за короткого северного лета, что и отражено в их эпосе «Калевала»:

Вот поднялся всход остистый, вышел стебель серебристый
из земли, из мягкой почвы, вспаханной искусно Вяйно.
Через день ли, два денечка, даже после третьей ночи,
по прошествии недели вековечный Вяйнямейнен свой посев пошел проведать,
свою ниву, свою пашню, осмотреть свою работу.
Поднялся ячмень на славу – в шесть сторон торчат колосья, три узла на каждом стебле.
Вековечный Вяйнямейнен смотрит, ниву озирает.
26 октября 2014, 20:29
у финов абсолютно теже проблемы были, они как и мы снимали всего один урожай их олень кормил, с его молоком и мясом, и лес
25 октября 2014, 11:18
Один абзац статьи не вошёл в текст поста. Перед последней цитатой (из Юлия Цезаря) читать надо:

"...Кстати, современные латиноамериканские карнавалы стремительно обретают стилистику доколумбовой Америки, что весьма символично, но пока не зловеще. Однако в древности источником всеобщего возбуждения и весёлости во время подобных "праздников" была чья-то мученическая смерть, то есть жертвоприношение. Да, типично магическое действо, столь же рациональное для мага и всех тех, кем он управляет, как рационален для обычных людей процесс поедания пищи. В данной традиции кого-то убивают или пытают не просто так, но по-особому трансформируя чужую боль и расставание с жизнью в собственное здоровье и хорошее настроение. Суть тот же садизм, только в массовых масштабах и культовой аранжировке. О древнехалдейских обрядах жрецов, "кадивших на горах и в лесах", сообщает Ветхий Завет. О схожих друидических обрядах Западной Европы сообщают многие античные авторы. Довольно подробное описание оставил в своих воспоминаниях политик и писатель Гай Юлий Цезарь:
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»